Трамвай. Вечер. Устала, сижу, смотрю в окно, как уплывают назад кресты Волковского кладбища.

Позади бабушка наставляет внучка (мальчику на вид лет 8-9):

-…Правильно, что ты бросил тренировки! Это ж час туда ехать, там два часа руками махать, потом еще обратно час, да в пятницу! Еще и уроки делать!

У меня где-то в глубине души зреет робкий вопрос – может, поискать какие-то тренировки поближе к дому, потом вспоминаю, что и бабушка не моя, и внучок тоже посторонний. В это время освобождается место, бабушка шумно усаживается, и я слышу продолжение монолога, уже в отдалении:

— Устал? Давай, иди сюда, садись, в ногах правды нет, посиди, отдохни. А кушать хочешь? Возьми булочку, кушай, кушать надо хорошо, побольше, это полезно.

Тут трамвай подъехал к моей остановке, и продолжение драмы осталось неизвестным. Зато появился повод поразмышлять еще немного о трансляции установок.

Гипотеза простая. Установка (при постоянном напоминании) будет сформирована. И неважно, бороться с ней станет выросший внучок или трепетно следовать – она его все равно будет вести. Хотя есть шанс отрефлексировать противоречия.  Навскидку, первое противоречие: будь как я (старым, усталым, сиди дома, кушай хорошо) и в то же время – не будь как я (не болей, не старей, не голодай, не переутомляйся и вообще – будь счастлив).  Чего точно не происходит во взаимодействии бабушки и внука — так это встречи. Ни друг  с другом, ни с собой, ни со своими потребностями, целями и желаниями.

Когда-то мы с друзьями делали ставки, где хуже работают, в Сбербанке или на Почте России. Время было уже давнее, в лидеры вырывалась то одна, то другая структура, сейчас-то, конечно, Почта России побеждает.

Если ее не сравнивать с учреждениями, которые в XIX веке было принято называть «Присутственными». Например, организация, встреча с которой обязательна как для любого желающего выехать за границу россиянина, так и для любого, кто решил стать гостем нашей необъятной Родины. Давайте посмотрим, как ключевые ментальные установки среднего россиянина проявляются и поддерживаются в интерьере и управленческой схеме этой организации.

Итак, что нас встречает здесь? Начнем с порога. Эта организация работает максимально неудобно для посетителей: каждый день открывается и закрывается в разное время, причем – в рабочее для большинства. Нет ясной и однозначной информации о том, что, когда, как и в каком кабинете нужно делать. Человека, который давал бы справки и администрировал человеческие потоки, тоже нет. Скорее всего, в помещении будет огромная очередь, организованная тоже по непонятному принципу, а рядом будет еще одна, где за определенные деньги оперативно решают вопросы те, кто «в теме».

В такой ситуации актуализируются установки «я — маленький человек», «все должно быть как у людей», «от меня ничего не зависит». Все зависит от человека, сидящего по другую сторону окошка, и он на свое усмотрение может решать, как поступить. Принять или нет те или иные документы, придираться к нюансам заполнения. С вероятностью в 99% окружающая обстановка при этом будет настолько уродлива и уныла, что ни о каком стремлении к красоте и речи быть не может.

А параллельно существуют те, у которых «все, как у людей» — куплены места в очереди, нанят клерк, который полностью ведет дело, и т.д. Подразумевается, что существуют люди «разного сорта», точнее, есть те, у кого «все правильно», и все остальные.